Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

“…forever yours” - Форум

Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Фан-Фики » “…forever yours” (Миа и Ману история любви.)
“…forever yours”
00_Туся_00Дата: Суббота, 29 Мая 2010, 12:29 | Сообщение # 1

Сообщений: 40

Репутация: 1
Женщина
Offline
Старый письменный стол, жёлтая настольная лампа, пару тетрадок, дневник и чёрная коробка, перевязанная розовой лентой - это всё, имеющее для Неё значение. Этот стол когда-то подарил ей отец. Она тогда была совсем ребёнком, только научилась писать и впервые написала достаточно корявый стишок. Как гордился отец! На радостях он решил приобрести для дочери хороший письменный стол, что бы малышке было удобно. Это был первый взрослый подарок, и именно он ей запомнился больше всего. Всё первое всегда запоминается. Не важно что. Первая помада, первая книга, первый мобильный, первый поцелуй, первая любовь.… Потому этот стол очень ценился девушкой уже на протяжении 15 лет. Настольная лампа тоже занимала своё место в её памяти. 10 лет назад, проснувшись среди ночи, она включила настольную лампу, взяла карандаш, листок и стала писать.… Тогда, под блеклым светом жёлтого светильника родилась её первая песня. Тетради? Это уже другая история. Открой их на любой странице и увидишь сотни тысяч ровно выведенных буковок М. Это первая буква не только её, а и его имени. Он – это её первая любовь. 8 лет назад она впервые почувствовала, как на секунду остановилось её сердце. На перемене. После третьего урока. На четвёртом в её тетради мифическим образом стали появляться буквы М... Дневник – это всегда памятная вещь. Уж со своим розовым дневником она бы никогда не рассталась. Как ни странно, там не было буков М., Наверное, их содержание в тетрадях достигло критической массы, и они уже не в силах были появляться. Вместо его имени в тетрадке было бесконечное «Он» ли «любимый», хотя поначалу, на первых трёх страницах, она звала его бездарью и идиотом. С пятнадцатой страницы он стал «лапулей». А с 27 – любимым. А в чёрной коробке лежат памятные вещи. Чёрная она потому, что траурная. Те времена, которым принадлежат вещи, что лежат в ней, больше не вернутся. Никогда. А розовая лента означает особую любовь к содержимому коробки. Тут первые любовные письма, та самая первая песня, первый корявый стишок. Тут первое лицензионное фото её первой любви – того самого, на букву М. Лицензионное потому, что он тут сфотографирован для школьного альбома. Пиратские фото, а их тут десятки, сделаны ею на дискотеках, переменах, концертах, экскурсиях... Она как бы нечаянно фотографировала его на фотоаппарат, камеру на мобильном телефоне... Одно единственное, чудом уцелевшее совместное фото лежит сверху. Остальные она порвала после их разрыва. Но на этом фото они всё ещё вместе: она держит плюшевого медвежонка, а он держит её. Даже если бы она съела килограмм лимонов, эта сладкая улыбка не исчезла бы с её лица. А этот мишка... Будучи законным бой-френдом, он подарил эту игрушку на день рождения. Тогда, войдя к ней в комнату, он скомбинировал мишку с открыткой и поцелуем. Это был лучший подарок в её жизни.
Сейчас плюшевый медвежонок занимает почётное место в её памятной шкатулке, которую она задвинула в дальний ящик своего письменного стола.Тут лежит и её любимый кулон, тоже его подарок, и засушенная красная роза, которую он подарил ей на последнем свидании. Через 17 часов они расстались.… А роза, кулон, его фото, письма и плюшевый мишка перекочевали в эту траурную коробку.Кто бы мог подумать, что эта любовь сохранится так долго? Целых 8 лет... А сегодня, в годовщину их расторгнутых отношений она ритуально сожжёт тетради, дневник и чёрную коробку...
Когда-то ведь нужно прощаться со своим прошлым, особенно если в нем нет ничего существующего теперь, кроме этой странной любви к пустому месту. Нет, он жив, он счастливо живёт со своей прекрасной женой и милой дочерью в собственном доме. Он называет жену дорогой и милой, до умопомрачения любит шестилетнюю дочь, которая, кстати, родилась через 8 месяцев после их разрыва...Что ж, буква М навсегда останется для неё любимой. И не потому, что его имя Мануэль.
Потому, что она - Мия. Мия Колуччи. Непревзойдённая, прекрасная Мия, мечта всех мужчин Буэнос-Айреса. Всех, кроме одного...А в это время Мануэль Агирре, в чёсть которого исписаны буквами М все Миины старые тетрадки, мучается с такой же чёрной памятной коробкой, которую прячет подальше от своей дорогой жены Сабрины…
Глава 1
Мия всё намеревалась сжечь драгоценную коробку, развела огонь в камине, подвинулась поближе, но бросить коробку в огонь никак не могла.… Будто кто-то крепко держал её за руку, говорил «Не смей!». Ей даже показалось, что это был Мануэль…
- Ману… - прошептала Мия, - как мне не хватает тебя…
Скупая слезинка скатилась по щеке и упала на паркет. Нет. Хватит. Конец. Коробка полетела в огонь…
Языки пламени пожирали чёрный лакированный картон, оставляя за собой дыры, тлеющие по краям. Мия
сидела как будто под гипнозом и смотрела на огонь. Вдруг она моргнула и очнулась.
-Чёрт! – заорала девушка и бросилась спасать обгоревший параллелепипед. Повезло. Фото целы, дневник немного оплавился, совсем чуточку, кулон просто нагрелся, а мишка вообще был как новенький, только, похоже, немного обиделся…
- Повезло… - опять подумала Мия и достала новую, уже 7 по счёту коробку. Она сжигала по одной каждый год все эти 7 лет, но довести дело до конца сил не хватало…
Вот и в это холодное утро, когда за окном было серо и холодно, Мия пыталась сжечь свои мечты и воспоминания. Для чего? Просто надоело. Надоело жить тем, кто ушёл из её жизни 7 лет назад.
- Надоело жить тобой… - она произнесла последнюю мысль вслух.
Без него всё было каким-то пресным, нелепым, как будто весь мир только разбудили и он ещё не понимает что происходит, но идёт туда, куда его ведут. Что-то вроде транквилизаторов... Только сильнее и дольше...
С тех пор, как Мануэль ушёл из её жизни, всё шло своим чередом, без единой ошибки, идеально и скучно. Мия стала моделью, как и хотела, моталась по миру, фотографировалась для разных журналов. Потом, накопив денег, стала издавать журнал «E-nation Mia», который молниеносно стал популярным. Как ей это удалось, никто до сих пор нет знает. На титульной страничке журнала она всегда писала эпиграф своей рукой. Это было одно из её писем, адресованное Ману. Она надеялась, что он будет покупать её журнал, читать эпиграфы, собирать их, что бы за 4 года собрать полное письмо. Наивная романтичная дурочка? Возможно. Но, как ни странно, Ману так и делал. Он собирал все эпиграфы... Наверное, у влюблённых мысли сбегаются...
Так они жили всё это время, двое влюблённых на разных концах пропасти под названием Буэнос-Айрес.
Пока в один прекрасный день они вдруг не встретились в одном старом кафе, где когда-то, еще, будучи парой, любили проводить время. Там, за чашечкой кофе, они когда-то любили сидеть в обнимку за любимым столиком, который стоял в углу возле окна. Вот и теперь Мия пришла сюда попить кофе. Увидев за своим любимым столиком какого-то мужчину, она решила подойти и сесть рядом. Просто Мия никогда не сидела за другими столами. Она могла даже заплатить крупную сумму, что бы её любимое место освободили. Слишком уж много было с ним связано.
Уже за пару метров до стола, она заметила, что этот мужчина ей кого-то напоминает. Брюнет, вполне обычный, лицо опущено... Но что-то в нём было слишком знакомо.
- Не выдумывай, - сказал она сама себе и надела на лицо заезженную маску с белозубой улыбкой.
- Тут свободно? – она улыбнулась брюнету.
- Свободно... – ответил он, не поднимая головы.
- Мия Колуччи, - протянула она ему руку.
- Мия? – быстро поднял голову парень и уставился на неё своими чёрными глазами.
- Что? Ману?..
Так они и сидели, смотря друг другу в глаза. Что она почувствовала? Шок – это слабо сказано, удивление – слишком равнодушно, может, клиническую смерть?
- Ну, как ты без меня? – спрашивали глаза Мануэля.
- А как зовут твою дочь? – вопросом на вопрос отвечали глаза Мии.
Хотя, вопросы были ни к чему. Каждый из них знал о жизни другого в деталях, в мелочах...
Он отлично знал, какие сигареты и в каких количествах она курит, какое платье она одевала на очередной коктейль, какого цвета брелок на её ключах. А она отлично знала, какого цвета кролика он подарил своей дочери на день рождения, какие духи он купил жене, какого цвета галстук одевал на очередную встречу. Они жили порознь, не виделись 7 лет, но знали друг о друге больше, чем любые семейные пары... Ни Сабрина, ни новый бой-френд Мии не могли прочесть в их глазах их желания. А Мия и Ману могли. Вот и сейчас они читали в глазах напротив только одно желание, но только выполнить его пока боялись...
Глава 2
Минуты летели, растворяясь в черных зрачках сплетённых глаз. Голос пропал, одинаковые мысли вертелись в голове, не желая уступать место другим.
- Так как твоя дочь, Мануэль?
Она хотела не это спросить. Мия отлично знала, всё о его семье. 7 лет – долгий срок, что бы изучить все детали его биографии. Но биография, простая чёрная папка с бесконечными исписанными листочками, не могла заменить его, не могла заменить привкус его имени. Оно таяло шоколадом на её губах. Живой наркотик, только легальный. Это вечное М заменяло ей самый чистый эндорфин, тот самый легендарный гормон счастья.
- А когда-то ты называла меня Ману…
Он горько улыбнулся. Как давно это было…
- А ты когда-то называл меня любимой, - презрительно подняла брови Мия.
Ману промолчал, только опустил глаза. Его рука теребила белоснежную салфетку. На ней была вышита буква М. Ирония доли?..
- Так как Лия? – спросила она опять.
- Ты знаешь, как её зовут?
Хотя он знал, что Мия уже давно всё выяснила. Просто он сам выяснил всё ещё раньше, чем она додумалась до этого.
- Легко было запомнить. Как Мия, только на Л. – на этом месте она остановилась. Память опять играла с ней. Когда-то она очень удивилась, когда ей принесли очередной документ о Ману. Там значилось, что дочь субъекта назвали именем Лия. Лия Агирре. Почти Мия...
Она вдруг помрачнела, как и тогда, несколько лет назад.
- Поразительная логика, - улыбнулся Мануэль, глядя в её глаза. Они были прозрачные, почти стеклянные...
- А ты думал, я буду всю жизнь оставаться, как ты там говорил, тупой, нет, безмозглой Барби? – улыбнулась Мия. Её это, правда, смешило. Она писала лучшие статьи в лучшем журнале, которым владела. Журнал стал очень популярным... Значит автор, редактор и издатель не могли быть безмозглыми. А если она сочетает в себе всех троих?
- Ты никогда не была Барби, тем более безмозглой. Ты отлично это знаешь, – скривился Ману. Ну, уж кто-кто, а Мия знала себе цену.
- Но ты меня так называл, - гнула свою линию девушка.
- Это было 8 лет назад, - искренне удивился Ману.
Разговор перешёл в игру в прокурора и обвиняемого. Тут уже и мыслей не осталось. Только аргументы и контраргументы, как в старые добрые времена.
- И что? У меня хорошая память… - заверила его Мия.
- Я вижу... Но почему ты сейчас об этом вспомнила?
- А я и не забывала.
- Почему? Это же мелочи…
- Ну, потому, что первая любовь не забывается.
- Так ты любила меня?
- Неужели я открыла для тебя Америку?! Ты отлично знаешь, что любила. Сильнее, чем ты любил меня.
- Нет, я любил тебя гораздо сильнее. Но разве ты, жертва женских журналов, один из которых ты сейчас издаёшь, могла это заметить?
Тут до Мии стало доходить, что он тоже кое-что о ней знает.
- Могла. И заметила. Мы даже встречались, если ты не забыл, - скривилась она, - И откуда ты знаешь про мой журнал.
- Хм… «E-nation Mia»? Его читают все современные женщины. – Улыбнулся он.
- И Сабрина, конечно. – Сверкнула глазами Мия.
Она не хотела вспоминать, а тем более произносить это имя.
- Да, и она тоже, – опустил глаза Ману.
- Как интересно, – отвернулась к окну Мия.
- Жаль, там нет твоих фото. Они получались очень даже ничего. Особенно те, из Парижа, – она решил немного разрядить обстановку. Ману отлично знал, что лучшей темы, чем сама Мия ему не найти.
- Ты и фото мои видел… - она удивилась ещё больше. Эти фото были изданы только в Париже, маленьким тиражом, их было крайне трудно найти...
- Их видели многие. Было немного не привычно, что твоё тело видели незнакомые люди, а я ничего не мог сделать. – Он опять опустил глаза и сжал руку в кулак.
- С чего бы тебе что-то делать? Моё тело не принадлежит тебе. – Хотя она, конечно, знала, что оно не принадлежит и её бой-френду, и ей самой. Возможно, оно всё ещё ждало именно Ману. Хотя какие глупости! Она хотела стукнуть кулаком по столу, но передумала и только сморщилась.
- Да. Но мне принадлежит твоя душа. – Ману был крайне самоуверен, хотя это было уже не свойственно ему. Каблук Сабрины придавил его так, что он растерял не только уверенность в себе...
- А с чего ты взял, что у меня есть душа, которая, к тому же, принадлежит тебе? – Мия начинала кипятиться.
- Любить можно только душой и сердцем. – Да, это факт...
- Сердце ты когда-то у меня отобрал. Души у меня не стало очень давно, когда я пожертвовала своими мечтами. – Горько поведала Мия. Что-то закололо внутри.
- Я думал, что твоими мечтами был я. – Самоуверенность не исчезала.
- У-у-у, Мануэль, высокая самооценка... Какое раздутое эго... Это уже не лечат. – Она пыталась шутить и издеваться. Не выходило...
- Ты сама говорила, что любила меня. Потому, как я думаю, ты должна была мечтать, как и все девушки, о любимом человеке, которым был я. И моё это тут не при чём. – Это опять были факты. Наверное, ему пора было стать адвокатом... Об этом подумала и Мия.
- Хорошо. Моими мечтами был ты. Я тобой и пожертвовала. Но после того как ты пожертвовала мной ради Сабрины. – Мия произнесла типичную речь подсудимого, который пытается оправдаться.
- Я тобой не жертвовал, - холодно сказал Мануэль.
- Но ты не удержался перед Сабриной, - так же холодно сказала Мия, глядя в окно.
- Все мы грешны, - оправдался он старой истиной.
- А Лия - тоже грех? – надрывно спросила она.
- Лия? Нет, Лия, скорее расплата за грехи...
- Как можно говорить так о своей дочери? – не выдержала Мия.
И не важно, что она дочь Сабрины. Она, все-таки, и его дочь... И просто невинный ребёнок.
- Она не моя дочь, - теперь он тоже смотрел в окно, на дождь, который как раз начался.
- То есть как?
- Просто. Сабрина солгала мне. Лия не от меня…
- И все эти годы ты жил с нелюбимой женой и чужой дочерью? – глаза Мии широко распахнулись в ожидании ответа.
- С чего ты взяла, что я не люблю Сабрину? – прищурился он.
- Это очень просто - ты любишь меня. – На автомате произнесла она.
- Что ты там говорила про раздутое эго? – рассмеялся Ману.
- Будешь спорить? – приподняла брови Мия.
- Ты совсем не изменилась Колуччи, такая же капризная самоуверенная девчонка. Только старше на 7 лет. – Горько улыбнулся Ману, в который раз за вечер.
- Откуда ты знаешь, что я всё такая же? Ты не видел меня 7 лет, - легко улыбнулась Мия.
- Люди не меняются, – очередную истину сказал он.
- А я – меняюсь, - глядя прямо в его глаза, ответила Мия.
- Всё так же любишь спорить. А как на это реагирует твой бой-френд? – пытался задеть её Ману.
- Знаешь, я думаю это не твоё дело. Пока, Агирре. Я бы дала тебе свой телефон, но, боюсь, он у тебя уже есть...
Мия встала из-за стола и гордо вышла из кафе, на ходу думая, что он зашёл слишком далеко. Через столько лет он врывается в её жизнь и говорит о том, что её душа принадлежит ему...
А Мануэль только через несколько минут заметил на диване белую сумочку. Он выбежал из кафе, но Мии нигде не было...
Любопытство одолело парня, и он открыл её. На самом дне лежала его фотография...
Глава 3
Мия возвращалась домой в ужасном настроении. Дождь намочил её одежду, волосы растрепались и прилипли к голове, а когда девушка попыталась поймать такси, выяснилось, что сумочка осталась в кафе. Но, возвращаться она не хотела принципиально. Потому, злясь и повторяя про себя пару «хороших» слов, она шла домой под дождём, неся свои туфли на шпильке в руках.
И кто бы не обратился к ней по дороге с едкими комментариями типа «девушка, вы, что в лужу упали?», она все посылала на 3 весёлых буквы или просто показывала средний палец, хотя это не было ей свойственно.
Дойдя, домой и, подёргав пару сотен, раз ручку двери, она с огромной досадой сползла по стене на пол. Мокрая, холодная и злая, она сидела на полу и смеялась. Но это скорее был истерический смех, который служил гранью между депрессией и лёгкой шизофренией.
Минут через десять она догадалась позвонить в соседскую дверь, где жила довольно милая супружеская пара.
- Здравствуйте. Вы что-то хотели? – спросила миловидная девушка, высунувшись из-за мощной двери.
- Здравствуйте. Я ваша соседка, Мия Колуччи. Дело в том, что я потеряла сумку с ключами от квартиры, а дубликата у меня нет... Вы не могли бы мне помочь? Мне очень нужно позвонить сестре, что бы она...
- Колуччи, говорите? – перебила её девушка. – Та самая Колуччи, которая издаёт «E-nation Mia»?
- Да, я издаю этот журнал…
- Боже мой, вы и есть Мия?! Заходите, пожалуйста! Не хотите чаю? Я сейчас плед принесу и что-нибудь переодеться, вы же вся мокрая! – сразу засуетилась девушка.
- Кстати, меня зовут Элен.
- Очень приятно, Элен, - пожала ей руку Мия, заходя в квартиру.
Ещё через 15 минут она сидела в сухой одежде, укатавшись в клетчатый шерстяной плед, и пила чай, при этом, пытаясь дозвониться своей сводной сестре Мариссе. В перерывах между длинными гудками, она слушала бесконечные похвалы Элен по поводу «E-nation Mia», и даже пообещала новоявленной подруге годовую подписку на журнал, отчего та засветилась ещё больше.
А ещё через 5 минут Мари благополучно взяла трубку и, поворчав что-то по поводу того, что Мия не вовремя, согласилась заехать и забрать её.
Приехала она довольно быстро, взъерошенная и какая-то очень... Счастливая, что ли...
На то были свои причины, но о них позже... А Мия особо не обратила на это внимания, потому как была всё ещё злая и немного шокированная встречей с Ману. На самом деле шок наступил только тогда, когда она сидела на полу около своей квартиры. Хотя быстрой реакции у Мии никогда не наблюдалось…
-Ну, и как ты умудрилась забыть сумку в кафе? – с улыбкой спросила Марисса.
- Я встретила Мануэля. – спокойно сказала Мия, будто вопроса и не слышала.
- Но это не повод что бы забывать про свою... Кого ты встретила? – давя на тормоз, заорала Мари.
- Его, - равнодушно ответила Мия.
- И что он? – пыталась добиться более или менее вразумительного ответа Мари.
- А что он? – так же тупо отвечала она.
- Ну, как он? Как выглядит? Как живёт? Он тебя ещё любит? – давала ей ещё один шанс Мари.
- Тебе его биографию рассказать? Ладно. Мануэль Агирре. Почти 24 года. Жена – Сабрина Агирре, 26 лет. Дочь – Лия Агирре, 6 с половиной лет. Прошу заметить, дочь не родная. Что ещё тебе рассказать? – ровно и холодно говорила Мия.
- Это всё он тебе сказал? – пролепетала Марисса, не в силах оторвать свою челюсть от пола.
- Отчасти. Я о нём всё знала, только думала, что Лия – его дочь, - поведала девушка.
- И он всё это время... – пыталась сделать выводы Мари.
- Всё. Хватит о нём. Поехали, - перебила её Мия.
Оставшийся путь они проехали молча.
Только возле подъезда Марисса осмелилась спросить, чьи это «вещи странного цвета», за, что тут же получила лёгкий пинок. Мари отвечать не стала: в таком состоянии Мию лучше не трогать.
Но, когда они вошли в квартиру Мари, Мия увидела странный беспорядок, раскиданные вещи и мужскую рубашку, которая покоилась на спинке стула.
- Это что такое? – двумя пальцами приподнимая находку, спросила она.
- Хм, - ухмыльнулась владелица квартиры, - вообще-то это рубашка.
- Мужская рубашка, - уточнила Мия.
- Допустим, - всё шире улыбалась девушка.
- Чья, позволь поинтересоваться? - приподняла бровь Мия.
- Моя, - послышался знакомый голос.
На лестнице стоял парень в одних джинсах, слегка облокотившись на перила и зевая.
- Ты?! Вот кого-кого, а тебя я тут увидеть совсем не ожидала! – воскликнула Мия.
- Ты уже встал, любимый? – широко заулыбалась Мари.
- Любимый? – вытаращилась она.
- Милый, любимый, желанный, - хмыкнул Пабло, а это был именно он, за что тут же получил шлепок по мягкому месту от Мариссы,
- Не сердись, сладкая, - протянул опять Пабло, - обнимая её за талию.
- Ещё раз... – угрожающе протянула Мари, смотря ему в глаза.
- Еще раз и что? – прищурился Пабло, теснее прижимая её к себе.
Вместо ответа Мари запрыгнула на него и повалила на пол, целуя.
- Мари, я вас тут оставлю. Если понадоблюсь, я на втором этаже, у тебя в комнате. И не выйду ещё пару часиков. - Сказала Мия, продвигаясь к ступенькам.
- Мы потом поговорим, ладно, - прошептал Пабло, оторвавшись от Мари на секунду.
- Хорошо, развлекайтесь, - ещё раз улыбнулась Мия.
- Угу, - только и прошептали оба. Они были слишком заняты поцелуями.
«Надо же, Пабло... Ну, хоть кто-то счастлив, - горько улыбнулась Мия, поднимаясь наверх, что бы не видеть неприличных сцен, - Хотя, зная Мари... Судя по всему, мне придется просидеть на верху целый день. Хорошо, хоть ванная есть и на втором этаже »С такими мыслями Мия зашла в комнату Мари, нашла плеер и пошла, набирать ванную, с намерениями сделать себе пару десятков масок. Всё равно делать больше нечего.
Глава 4
Мия проснулась, как бы так сказать... Поздно утром или рано днём, кому как больше нравится. Посмотрев в зеркало, она не слабо испугалась: перед ней стояло что-то зелёное, в пупырышках, похожее на маринованный огурчик. Маску смыть забыла, или много огурцов вчера схрумала? Хм, а две банки с голодухи это много? Двухлитровых, конечно... А что делать бедной девушке, если вниз не спустишься, а бесценный холодильник там, не вечно же голодать. А на полке так красиво стоят три банки огурцов. По серединке – декоративные, по бокам натуральные. Декоративные теперь надкусанные, а настоящих уже нет.
Всё-таки последний огурец был точно лишним. Её бедный желудок не выдерживал такое количество зелёной массы и, видимо, решил сообщить своей владелице об этом, избрав самый верный путь, а точнее место – лицо. А маска – как раз кстати. Зелёненькая такая, аж смотреть приятно... Почти...
- Мия, ты уже проснулась? Мы тут по... Мия, что с тобой?! – запнулась Марисса, заходя в комнату.
Даже банка декоративных огурцов, отправленных в желудок с утра, не испортили бы Мариссе настроение и не убрали бы эту сладкую улыбку со светящегося лица. Правда даже она на пару минут перепугалась…
- Сладкая, ты где? – послышался зов с нижнего этажа.
- Я тебе сейчас дам, сладкая! Придумал мне тоже! Подожди, дай мне только спустится! – орала Марисса. Она не шуточно бесилась, когда он её так называл, - Подожди, Миечка, я сейчас ему по башке дам и вернусь!
- Нет, Мари, там же... – но Марисса уже хлопнула дверью. – …Холодильник... Чёрт! Марисса! – и Мия побежала за ней с намереньем утащить с собой на второй этаж холодильник или отправить парочку наверх.
Но, увы, у неё это не очень получилось... Уже на лестнице Марисса сунула ей в руки какой-то пакет и впихнула на второй этаж, но на этот раз, обернувшись, Мия увидела кого-то ещё рядом с собой.
Теперь обе, Мия и этот кто-то, разразились криком.
Мия кричала потому, что рядом стоял никто иной, как Мануэль, которого она так боялась в последнее время. Правда, почему – она и сама не знала.
А Ману кричал потому, что видел её только со спины до этого момента, а теперь она стояла с ним рядом, такая живая, красивая и ЗЕЛЁНАЯ!
Через пару минут она всё-таки решилась спросить:
- Ну, и какого чёрта ты делаешь тут, Агирре?
- А ты, почему зелёная, Колуччи? – ответил он вопросом на вопрос, за, что тут же получил лёгкий пинок.
- От ужаса позеленела, что с тобой рядом нахожусь! Так что ты тут забыл?
- А меня Марисса позвала, что-то обсудить хотела, а потом сюда запихнула следом за тобой.
- Всё, она труп! – крикнула Мия, подбегая к двери. Она дёргала за ручку, но тщетно.
- Закрыли? – спросил Ману.
- Не каркай, идиот! – крикнула Мия.
- Молчу, молчу, твоё величество, - ухмыльнулся он.
Она ещё долго и сильно дёргала ручку в полной тишине, пока та, наконец, не осталась в её руках.
- Всё, оторвала, наконец?
- Какой ты умный! Как ты догадался? – ехидно взвизгнула Мия.
- Ты же этого хотела.… Да и я, в отличие от некоторых, думать умею, – ответил он.
- А я считала, что в твои обязанности думать не входит... Ты же своей женушке вибратор заменяешь, а зачем вибратору мозги? – ехидно улыбнулась Колуччи.
- Ну, всё Колуччи, ты сама напросилась! – крикнул Мануэль и она тут же оказалась на полу в его руках.
И как бы Мия не боролась с ним и с собой, в ней преобладало только одно чувство – чувство, которое размахивало ярким транспарантом «Хочу! Свободу желаниям!»...
- Ты доигралась, дорогая, - прошептал он ей на ухо.
- Отпусти меня сейчас же! – возмущалась Мия, хотя его дыхание, щекотавшее шею, заставляло её думать совсем не о том, о чём нужно. Романтика... И далее по сценарию следовал поцелуй и достаточно бурное провождение следующих часов... Но, у них же всегда не как у людей! Просто Мие представлялись не только шелковые простыни и свечки а и... наручники. На этой мысли Мия рассмеялась, чем привела в замешательство Ману. Когда он спросил, что же тут смешного, она всё сразу и выдала.
И через пару минут обои валялись на полу, держась за животы от смеха, но его рука всё ещё сжимала ей тонкую ручку. И ей казалось, как в рекламе Даниссимо, что весь мир подождёт...
Да чёрт с ней, с Сабриной! Пошла она подальше! И Мия, решая, что пусть всё хоть раз будет так, как у нормальных людей, в смысле "правильно", первая целует Мануэля. Зачем? А когда Мия Колуччи была логичной?
- В последний раз? – спрашивает она.
- Нет, - отвечает он, - в первый.
И всё начинается снова, как 7 лет назад. Только теперь они доведут дело до конца...
Глава 5
Мия проснулась в темноте, завёрнутая в тёплый плюшевый плед. Но тепло было явно не от него. Такое тепло могло давать только другое тело. Уж это она отлично знала, большинство ночей, коротая под таким же плюшевым пледом, но согреется под ним она не смогла ни разу. Она покупала разные пледы и одеяла, но даже самые тёплые не могли согреть её холодное тело...
Хотя, было у неё пару бой-френдов, заменявших в основном грелку, но и с ними она не могла согреться. Видимо, только одно тело содержало настолько мощный заряд тепла, что бы опять запустить её сердце, заставить кровь бежать по сосудам... Его тело... Тело Мануэля...
Мия продолжала неподвижно лежать, роняя дыхание то в подушку, но на пол. Она наблюдала за тем, как оно сигаретным дымом растворялось в воздухе. Ману тоже не спал... Просто лежал неподвижно и изучал невидимые узоры на её коже. Уже многие годы он изучал узоры на потолке, потому, что на жену смотреть боялся... Нет, она красивая, и была, и сейчас такая... Просто каждый раз он представлял, что на её месте лежит Мия, и даже верил в это. А что бы на разрушать хрупкий мираж, он не двигался и не смотрел на неё, представляя, что это она рядом, лежит и часто прерывисто дышит, как будто плачет…
А сейчас она, правда, была рядом, прерывисто и часто дышала и беззвучно плакала. Почти без слёз, без движений, её плечи не тряслись.
Но он чувствовал, что она плачет. Как? Наверное, влюблённые чувствуют такие вещи...
И Ману всё крепче прижимал её к себе, как маленького плюшевого мишку. Мия не сопротивлялась. Ей было почти всё равно. Почти... Холод вернулся, стало горько. Чувство невесомости ушло, руки и ноги налились свинцом. Перед глазами стояло фото Сабрины и Лии. Обе кареглазые брюнетки с белозубыми улыбками, такие счастливые... Хм, Лия Агирре... Почти Мия... В который раз она об этом думает? А фото между тем отдалялось и приближалось...
Сабрина... Лучше бы её не было. Лучше бы она умерла...
Ману как будто видел то же, что и Мия, будто и думал о том же. Он только ещё крепче прижал её к себе, почти оставляя синяки, и тихо спросил:
-Хочешь, я убью её?..
- Хочу...
И больше они не говорили, тяжелая тишина окружала их. В глаза друг другу они больше не смотрели. Просто встали, оделись и сели рядом. Так и сидели, пока Марисса не открыла дверь.
- Здравствуйте, дорогие! Ну, как вы тут? – улыбнулась Мари.
Мануэль молча встал и вышел. Мариссу это очень удивило, и она подбежала к Мие.
- Что случилось?! Хоть ты расскажи!
- Всё отлично. Всё просто отлично, - безразлично сказала Мия. Мари пыталась её обнять, как-то успокоить, как в старые добрые времена, но та оттолкнула её руки, встала и ушла в ванную...
В зеркале Мия увидела другую девушку, не себя... Та девушка из зеркала была худая и красивая, без единого следа маски или огурцов, с идеально белой кожей, в её глазах читалось отчаянье. Девушка в зеркале горько улыбнулась, накрасила губы ярко-розовой помадой, накинула кофту, взяла тут самую потерянную сумку, лежавшую в углу, и направилась на улицу. Может хоть там его запах выветрится, хотя глупо надеяться на это... И она повернула обратно в комнату, без слов обняла Мариссу и Пабло, благодаря глазами за гостеприимство, и уехала к себе на квартиру.
Первое что она сделала дома – достала ту самую чёрную коробку, перевязанную лентой. Она вынула все его фото, того самого медвежонка, надела любимый кулон и, легко вздохнув, с улыбкой выбежала на балкон. Его запах не выветрился, она всё ещё чувствовала отпечатки его рук на своей коже, ощущала вкус его губ, и теперь её это почти не тяготило.
Её страшило только одно – а вдруг Ману и правда убьёт Сабрину? Хотя, может, так было бы даже лучше?.. И эта мысль ещё долго не покидала её, даже во сне. Но потом Сабрина исчезла из её снов, и Мия спокойно уснула, думая только о розовых облаках, на которых валялись обрывки фото четы Агирре...
А Мануэль не спал той ночью, не закрыл глаза даже на минуту. Он боялся обернуться и посмотреть на жену, но не потому, что представлял Мию на её месте. Он боялся ускорить неизбежное. Она не дала ему развод 5 лет назад, когда он узнал, что Лия не от него. Она не дала ему развод 4 года назад, когда начал выходить «E-nation Mia», когда он хотел вернуть Мию. И 3, и 2 года назад она не давала ему развод, хотя он протащил её по всем судам... Видимо, её отец был влиятельней, чем сам Ману. И 2 месяца назад она не дала ему развод. Он искал адвокатов, бегал по судам, но, видимо, был обречён жить с Сабриной, пока ей это не надоест.
Он испробовал всё: становился агрессивным, бросал работу, уходил в запои, приводил домой шлюх, пробовал шантаж, разве что наркотиков не пробовал... А она всё не хотела его отпускать. Ему теперь оставалось только убить её. Но не сейчас... И Ману в очередной раз изучал узор на потолке, прислушиваясь к дыханию жены - а вдруг она перестанет дышать?..
Глава 6
В тот день Мия никак не могла успокоиться. Она бродила по своей квартире, раз тридцать открывала и закрывала дверцу холодильника, но ничего не ела. Ей совсем не хотелось, есть и не хотелось спать. Она не спала с тех пор, как ушёл Мануэль. А о том, что бы она ела, позаботилась Марисса. Сестра приходила к ней каждый день и буквально с ложечки кормила её.
Мия напоминала сумасшедшую... Уже неделю она считала минуты... Для чего? Наверное, она предвидела, что что-то случится. И, наконец, случилось.
Когда Марисса в очередной раз пришла, Мия встретила её в новой одежде, накрашенная, с улыбкой на пол-лица. Такой радостной она не видела Мию никогда.
Марисса сначала застыла в дверях, но через секунду подбежала и стала что-то тарахтеть.
- Мия! Наконец-то! Что с тобой случилось? И от чего такая перемена?!
- Я сегодня утром проснулась и почувствовала, что что-то не так... А когда открыла глаза, увидела его...
- Кого?!
- Ману, дура!
- Не поняла...
- А что непонятного?
- А какого чёрта Ману тут появился?
- Пойди, найди его и спроси! Ну, я что, Господь Бог, что бы всё знать?!
- Нет, ты его маленький безмозглый ангелочек!
- Ну, всё! Я обиделась! И не расскажу о том, что было потом!
- Ну, Мия! Быстро рассказывай!
- Детям до шестнадцати... – рассмеялась Мия ещё сильней и сбежала от сестры в ванную.
- Ну, подожди! А я тебе тогда про Пабло не расскажу! – надулась Марисса.
- А что про Пабло? – высунула нос из ванной Мия.
- А ничего! – показала ей язык Марисса.
- Всё, ты – труп! – завизжала Мия и с разгона повалила Мариссу на кровать.
Долго они ещё дрались подушками, как в старые добрые времена, а когда устали – повалились рядом без сил.
- А знаешь, ведь мы с Пабло хотим пожениться…
- Что? Серьёзно? – Мия вскочила с кровати.
- Да... Это он сегодня предложил... Я кольцо нашла, знаешь где? В чашке чая... Я его чуть с печеньем не прожевала... Дурак... – улыбнулась Марисса, - Ну кто кладёт кольца в чай?
Она с такой нежностью говорила о Пабло, что Мия невольно рассмеялась... И она такой когда-то была.
- Ты чего смеешься?! – взорвалась Марисса.
- Да что ты хочешь?! Я не смеюсь! Да уйди!.. Нет, не по голове!.. Убери свою чёртову подушку! Дура! – и она опять стали драться подушками.
Ещё минут через пятнадцать, а может и через полчаса, они опять повалились без сил…
- Он любит меня, Марисса, любит... – прошептала Мия сестре, обнимая подушку.
- Я знаю, - улыбнулась она.
- И мы будем вместе... Ману и я... – так же тихо прошептала Мия.
- А как же Сабрина? – удивлённо спросила Мари.
- Знаешь, он обещал убить её... И тогда она не сможет нас разлучить... – прошептала она опять.
- Но Мия! Это же убийство! И, кроме того, у неё есть дочь! Как вы с Ману можете думать о таком?! – испугалась Марисса.
- Ты не понимаешь... – прошептала Мия и, встав с кровати, ушла в другую комнату.
Когда Марисса хотела встать и пойти к ней, она услышала хлопок двери... Мия ушла. Куда? Зачем? Наверное, она искала совета. Как поступить? Что делать? Этого она не знала. Пока не знала...
Но она готова была заплатить эту цену, что бы быть с ним... Увы, вышло совсем не так, как они ожидали. Жизнь – не сказка, где всегда все счастливы и всегда хороший конец.
В один дождливый пасмурный день Мануэль повёл свою законную жену на прогулку в горы...
Возвращался он уже один, со страшной ухмылкой на лице... В тот день дорога была очень скользкой, а Ману был слишком счастливым и рассеянным. Он часто смотрел на фото Мии, прикреплённое к зеркальцу, мечтал, будто не мог найти более подходящего момента... Ему часто везло в такие моменты, но не в этот раз... Он врезался в грузовик той же ночью, на той же горной дороге, когда ехал к Мие... А она никак не могла поверить, когда ей сказали об этом. И не смогла... Она всё верила, что он прейдет, что это его план, что он вернётся за ней... Она верила в это даже тогда, когда пришла к нему на могилу... С того момента, с момента смерти Ману, Мия прожила ровно 41 день. На 41-ю ночь к ней во сне пришёл Мануэль и, протянув ей свою тёплую руку, забрал Мию с собой. В тот самый момент её сердце разорвалось. 15 сентября о смерти известной модели Мии Колуччи, издателе популярнейшего журнала «E-nation Mia» и первой красавицы Буэнос-Айреса трубили все газеты и журналы. По телевиденью даже объявили минуту молчания по этому поводу, но её мало кто соблюдал, разве что Соня, Франко да Марисса с Пабло. Мия, наконец, получила то тепло, которое так хотела, но не выдержала его… Что до Лии, она была отдана на воспитание бабушке и дедушке, поскольку Мануэль, которого она считала отцом, убил её мать Сабрину. Дальнейшая судьба девочки неизвестна.
Ну, и ещё два слова о судьбе Пабло и Мариссы... Марисса и Пабло, как и хотели, скоро поженились, но через 2 года Пабло не стало... Просто однажды Марисса застала его в постели с какой-то шлюхой и в порыве гнева бросила в него стеклянную вазу. Ваза попала в висок, и Пабло, пробыв три дня в реанимации, всё же не выжил... А Марисса, на второй день пребывания в тюрьме за убийство мужа, повесилась в своей же камере, на своей же простыне. После неё не осталось даже записки...
PS: А в далёкой славной Италии, под горячим солнцем, идут по улице супруги Агирре – Мануэль и Мия. Они везут в коляске хорошенького малыша около года отроду и улыбаются. Улыбаются так, что глаза слепит... Всё-таки Мия тогда была права - смерть была в планах Мануэля. Когда его машина врезалась в грузовик, Агирре не был в машине. Но, этого никто не смог определить, так как машине взорвалась и развалилась на мелкие кусочки, сорвавшись с обрыва. Смерть Мии тоже была поддельной. Её сердце остановилось ровно на 17 минут. Поскольку она была в больнице, её сразу отвезли в морг, где девушку уже ждал Ману. А то, что он во сне протянул ей руку... Это был не сон. Он протянул ей руку, в которой была одна хорошая таблетка, действующая на ЦНС .А Мануэль и Мия благополучно уехали в Испанию, где через 7 месяцев у них родился мальчик. Но одно омрачало их жизнь смерть Сабрины...


Сообщение отредактировал 00_Туся_00 - Суббота, 29 Мая 2010, 12:35
 
Форум » Творчество » Фан-Фики » “…forever yours” (Миа и Ману история любви.)
Страница 1 из 11
Поиск:
2005 - 2017 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, фотографии актеров сериала и много всего интересного.

  Рейтинг@Mail.ru     Индекс цитирования Хостинг от uCoz