Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Четверо - Форум

Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Фан-Фики » Четверо (Четвертый курс подошел к концу, как и история колледжа)
Четверо
00_Туся_00Дата: Суббота, 29 Мая 2010, 17:00 | Сообщение # 1

Сообщений: 40

Репутация: 1
Женщина
Offline
Пролог
Четвертый курс подошел к концу, как и история колледжа Elite Way. Ребята разошлись по другим, не менее элитным, учебным заведениям, заканчивать учебу. Еще какое-то время они продолжали близко общаться, встречались всем курсом, но шло время, связь терялась, каждый начал новую жизнь, появились другие друзья, и старые отошли на второй план. Elite Way ушел в историю, превратился в дымку воспоминаний! Не у всех все сложилось, как мечталось, но жизнь все расставит по местам.

Глава 1

Наша четверка покинула колледж очень счастливой. У них, казалось, было все: любовь, группа, планы и целый мир вокруг. Чтобы группа не распалась, они решили доучиваться в одном колледже. Ему было далеко до их элитного колледжа, но там было вполне сносно. У них было все, но они это потеряли…

Марицца и Пабло
Они помирились, и какое-то время жизнь казалась почти безоблачной. Избавившись от гнета отца, Пабло, словно расцвел, он стал личностью, которую первая в нем разглядела Мари. Они оба были авантюристами по жизни и умудрялись найти себе кучу приключений, порой, не выходя из дома. Им было хорошо вместе, весело и безмятежно.
Но однажды, примерно через полгода после начала учебы, Пабло куда-то пропал на 3 дня. Мари вся извелась, просто не знала, что делать. А когда этот нахал появился, он даже не пытался ничего объяснить, сказал: « Все потом! Я очень устал!». Сами понимаете, Мари взбесилась от такой наглости, она устроила скандал, обвинила во всех смертных грехах и так далее. И тут дверь неожиданно хлопнула! Пабло за время ее длительного монолога не сказал ни слова, он устало смотрел на Мари и упорно молчал. Он ушел и больше не возвращался. Мари изображала обиженную несколько дней, пока не напоролась на новости на ТВ. Там говорили, что несколько дней назад Серхио Бустаманте совершил попытку побега из тюрьмы и был серьезно ранен, отец Пабло 3 дня находился на грани между жизнью и смертью и погиб. Никогда Мари не чувствовала себя такой дрянью, она быстро побежала искать Пабло, но его нигде не было. Она стала спрашивать его новых друзей из колледжа, но никто не видел его уже пару дней. Тогда она стала звонить Томми, руки не слушались, глаза были полны слез. Томас был с ней очень груб, сказал только, чтобы она завтра зашла к Пилар и забрала кое-что, потому что он ее видеть не хочет. Попытка дозвониться до Пабло в 1000-й раз провалилась, Мора тоже не подходила к телефону. Мари выбилась из сил, она легла на кровать и долга смотрела в одну точку, задавая пустой комнате и опустошенной душе лишь один вопрос «ПОЧЕМУ???».
Еще недавно все было так хорошо, Мора уезжала в Париж с новым возлюбленным и разрешила Пабло жить в Аргентине одному, она почти, не бес помощи Мииты, уболтала Соню разрешить им с Пабло жить вместе, и тут все полетело к черту из-за ее несдержанности.
Бустаманте старший смог помешать их счастью даже после смерти, это просто злой рок какой-то. Хотя, нет, нет и еще раз нет, на этот раз Марисса точно знала, что испортила все сама. Только сейчас она вспомнила, какой у Пабло был затравленный взгляд и какая тоска на лице. Как она могла этого не заметить, эгоистка чертова, продолжала заниматься самобичеванием рыжая бестия.
Так прошла ночь, а за ней не менее тяжелое утро. Надежда, что Пабло объявится на занятиях, растаяла, как утренний туман. Занятия закончились, и Марисса неуверенной походкой поплелась к Пилар. Встретил ее вечно не унывающий Дуноф. Увидеть его Мари явно не ожидала, до нее только сейчас дошло, что она идет в дом к обожаемому директору. Интересно, кто теперь доводит его до инфаркта, и почувствовала, почти, обиду, поняв, что пальму первенства у нее отобрали. Директор, абсолютно, был не рад этой встречи, поэтому, впустив ее внутрь, быстро слинял. Удивительно, что вообще впустил, сколько же она ему крови попортила. Хотя не только она, весь их курс.
Тут спустилась Пилар, прервав ее лирические воспоминания. Они никогда не были закадычными подружками, но вполне сносно общались, поэтому выражение призрения на лице папенькиной дочки возмутило Мари до глубины души. Она уже почти сказала гадость, как вдруг из-за спины Пили появился белый конверт.
- Здравствуй Андраде, не могу сказать, что рада тебя видеть, но меня попросил передать это Томми, потому что он хочет видеть тебя еще меньше.
- Вы, что все с ума посходили! Что я вам сделала, все войны мира обошлись без моего участия, могу на Библии
присягнуть.
- Я не буду ничего тебе объяснять, прочти, сама все поймешь. Это от Пабло.
И с этими словами, Пилар вытолкала за дверь экс-подругу. Мари несколько минут стояла на крыльце, рассматривая белый конверт, с одной единственной надписью «Мариссе ».
Она до вечера не решалась его открыть, интуитивно чувствуя, что написанное там принесет ей все муки ада. В часов 10 зашла Мия, вернее сказать залетела.
- Ты уже знаешь?????????
- Что отец Пабло умер! Да.
- Нет, это знают все. Он, конечно, был не самым лучшим человеком, но мне его жаль.
- А что есть еще новости?
- Я не верю своим ушам, не ужели он тебе ни слова не сказал.
Мия даже не знала, на сколько она попала в точку. Единственное, что Мари слышала от Пабло за эту неделю: «Все потом…». В груди, что-то очень сжалось и стало так больно, что Мари поморщилась. Мия все поняла. Она сменила свой восторженно-возмущенный тон, на более спокойный и присела на кровать Мари.
- Мы с Ману сразу и решили, что он слинял, ничего тебе не сказав.
От слова «слинял» Мари подпрыгнула, она надеялась, что ее сумасбродная сестра опять все напутала, по крайней мере, она бы сейчас отдала все за ошибку Мии.
- Марисса, спокойней, не надо так, он уехал в Париж с Морой. Нам сказал Томас. Еще он сказал, что Пабло был очень подавлен. Я подумала из-за отца, но он странно засмеялся и сказал, что отдельное спасибо Мариссе. Я ничего не поняла, поэтому и пришла к тебе. Что у вас случилось?
Мари молчала, потом достала из-под подушки уже мокрое от слез письмо и дала Мии.
- Что это? От Пабло?
Мари кивнула.
- Но оно не распечатано!
- Читай!
- Я не могу читать чужих писем, оно тебе!
- Я не могу, я уже пыталась. А так я разом отвечу на все твои и свои вопросы.
Хотя ответ на свой она уже знала. Мия вскрыла конверт и начала читать:
«Марисса, я думаю, что к тому моменту, как ты получись это письмо, ты уже будешь в курсе последних событий в моей жизни. Не надо меня жалеть, я взрослый мальчик и со всем справлюсь. Отец погиб так внезапно. Я просидел 3 –е суток у его постели, но он так и не очнулся. Я так и не смог попросить у него прощение и сказать, как я его любил, но это мой крест на всю жизнь, в этом я сам виноват. Мне сейчас очень больно, такое странное ощущение, что мир рушится, и я стою по самую шею в этих руинах и жду с нетерпением, что накроет с головой, и все закончится. В эту минуту мне очень не хватает твоего оптимизма, но ты не обязана всю жизнь решать мои проблемы, я должен научиться справляться сам. Когда в тот день я пришел в колледж, и ты набросилась на меня с криками, я не понял ни слова из того, что ты сказала. Прости, я просто не слушал. Не было сил даже на это. Я пришел к себе, и неожиданно осознал, что ты снова мне не поверила, как тогда ты в меня не поверила. Мне стало так больно, даже больней, чем после смерти отца, потому что я потерял родственную душу. Я знал рано или поздно ты все узнаешь, придешь, извинишься и пожалеешь. Но мне не нужна твоя жалость, мне нужна твоя любовь, а любви без доверия не бывает.
Прости, прощай.
Пабло Бустаманте »

Мия оторвала от письма полные глаза слез и посмотрела на Мари. Марисса сидела молча, глаза были абсолютно сухие, лицо не проницаемо и очень спокойно. На первый взгляд могло показаться, что ей все равно, что письмо ее совершенно не тронуло. Но Мия знала, какие демоны сейчас терзают сердце ее сестры. Мия просто обняла Мари и не произнесла ни слова. Пока они так сидели, Мия пыталась понять, почему Пабло не смог простить Мари, ведь она столько раз прощала его ошибки. И сразу вспомнила то время, как ей было плохо, когда Ману не мог забыть ей сомнения в его невиновности.
Мари не хотелось жить, казалось, от ее сердца оторвали самую важную частичку. Верней не так, она сама это сделала. Она ничего не соображала, ничего не чувствовала. Все события следующей недели были как в тумане. Она слабо помнила, как приехала Соня и увезла ее домой, как тряслись над ней Мия и Ману, словно две наседки, как утешал ее отец, даже Франко был встревожен. Так, она и находилась в прострации, пока однажды утром не проснулась и не решила, что с нее хватит. Он ее бросил, он снова поступил, как эгоист, разыграв из себя жертву. Так пусть катится к черту, а Марисса Андраде будет жить дальше.
Еще какое-то время Мия и Ману не оставляли Мари ни на минуту, да и Лухан, узнав, приехала с другого конца Аргентины, где она училась на дизайнера интерьера. Но вскоре, когда Мари все чаще посылала их в разных направлениях, они решили, что она пришла в себя, и занялись собой. Покатилась спокойная размеренная жизнь, к Мариссе вернулся ее здоровый авантюризм, и после колледжа она пошла на журналистику.

*********************************************************************************
Пабло летел в самолете, смотря невидящим взглядом на огни оставшегося где-то далеко внизу родного города. Он был полон решимости, больше никогда сюда не возвращаться, чувство вины не позволит ему сделать это. Он так и не смог сказать отцу, что сожалеет о случившемся, не смог попрощаться с Мари. Мари!!! Она никогда не простит мне моего бегства, но она тоже виновата, она снова не поверила в меня. Хотя, как я могу ее в этом винить: я сам в себя не верю. Мари была права, когда однажды сказала, что такой суперменчик, как он, ее не достоин. Именно такие мысли клубились в голове Пабло, пока его мама весело хихикала с новым возлюбленным. Мора была так поглощена новым романом, что казалось, что ничего в мире ее больше не волнует. Она знала о смерти бывшего мужа, но ее она не сильно трогала, слишком плохие воспоминания и черный осадок оставил Серхио в ее душе. Увидев Пабло подавленным, она списала все на тоску по отцу и обычное траурное настроение, кроме того, она была так рада, что сын едет с ней, что даже не стала пытаться рассеять его грусть. Мора считала, что в Париже у него не будет времени хандрить.
Ее мысли от части оказались верны, сначала Пабло и правда было плохо, но скоро тоска сменилась скукой, и жизнь начала налаживаться, хотя чувство вины так и не оставляло его.
В новом колледже он познакомился с отличной девушкой. Именно, Софи вернула его к реальности своей жизнерадостностью. Пабло снова занялся музыкой. Сначала пытался пробить в качестве певца, но французский подкачал, тогда он понял, что только музыка универсальна и стал пробиваться по пути ди-джея. Мора и Софи его во всем поддерживали. И вскоре успех сам нашел Пабло.

Мия и Мануэль
В новом колледже Мия и Ману были просто счастливы, никто не мешал им наслаждаться друг другом и их любовью. Здесь их просто никто не знал, здесь они были обычными ребятами, здесь хватало своих звезд и плебеев. Мии было так хорошо с Ману, что слава ее не волновала, по крайней мере, популярность в новом колледже.
Мануэль, по-прежнему, работал у Франко, он ему стал, как отец. Ману всегда нравился Франко, но после женитьбы на Соне с ним стало еще и очень весело. Соня умудрилась уговорить Франко на обучение Мии модельному делу. Мия была в восторге, а вот Ману сначала очень злился, что на его девушку будут смотреть, все кому ни попади. Но после основательного разговора с Мари и Соней, он успокоился. Разговор получился довольно своеобразный, конечно, дочь с матерью очень много говорили, при чем противореча, друг другу. В результате, они с Пабло, как и всегда, их разнимали, но Ману после этого перестал доставать Мию. Хотя никто до конца так и не понял причины. А все было просто: он ее любил и хотел, чтобы она была счастлива. История с Пабло еще больше укрепила их отношения. Видя, как страдает Мари, влюбленные, как могли, старались не повторить их ошибок. Учеба близилась к концу, Мия удачно проявила себя на показах, Ману готовился поступать на экономику, даже депрессия Мари почти сошла на нет. Ничто не предвещало бури.
За неделю до выпускного бала Соня влетела в комнату Мии, просто светясь от удовольствия.
- Отгадай, что!!!!- вопила она.
- Ну! Говори! Соня не издевайся над моей нервной системой, это плохо отразится на коже.
- Есть!
- Что есть?
- То, что мы ждали, то и есть! Да здравствует Нью-Йорк, Лондон, Париж, Милан!!!
Мия завизжала от восторга. Они с Соней ждали этого три долгих месяца. Крупные дома мод Европы и Америки сделали заказ на начинающих аргентинским моделей, и Мия попала в их число. Ей даже не верилось. Соня и Мия кричали так, что Питер испугался и вызвал Франко из кабинета. Франко не столь проникся их восторгом, но все-таки поздравил дочку.
В это время на другом конце города Ману застрял в пробке. День был наипоганейшим, все сегодня как-то не складывалось. Хотелось быстрей попасть к любимой девушке, но и тут подкачала пробка. Неожиданно зазвонил телефон, номер был незнакомый, но Ману не удивился, последнее время ему часто звонили с разных номеров, он ведь был правой рукой Франко Колуччи. Ману снял трубку.
- Слушаю вас!
- Это Мануэль Агирре?
- Да, я вас внимательно слушаю!
- Боюсь, у нас для вас плохие новости. Вас беспокоят из больницы. Св. Антония, ваша мать в тяжелом состояние доставлена к нам позавчера. Ваша сестра сказала нам телефон, по которому с вами можно связаться. Ей срочно нужна операция, но без письменного согласия мы не можем ее сделать, а она не приходит в себя.
У Ману все поплыло перед глазами. Казалось, это страшный сон и все сейчас закончится. Он ничего не мог понять.
- Подождите, вы видно что-то путаете. Моя мать здорова, ей не нужна операция.
- У вашей матери рак, довольно сложная форма. Неужели вы ничего не знали?
- Этого не может быть…- шептал Ману в полной растерянности.
Дорога была свободна, можно продолжать движение, теперь причиной пробки был только он. За спиной гудели автомобили, но Ману этого не слышал, ему просто было плевать. Весь мир крутился вокруг одной мысли: «Мамочка может умереть, а его нет рядом».
- А что с сестрой?- неожиданно спросил Ману
- С вашей сестрой все в порядке. Она у тети, и думаю, не совсем понимает, что происходит.
- Я прилечу, как только смогу. Спасибо, что позвонили.
Ману выключил телефон, и машина сорвалась с места со скоростью ветра. Час спустя он уже входил в дом Мии на встречу радостным воплям и смеху. Не успел он переступить и порога гостиной, как его чумовая невеста запрыгнула на него и начала самозабвенно целовать.
- Ману, ты не поверишь, все получилось, я еду. Верней мы едем, я уговорила папочку дать тебе отпуск. Он, конечно, долго возмущался, но потом согласился. Он дал тебе отпуск, всего на 3 недели, я-то еду на год. Париж! Мы с тобой в Париже. Ты не думай, даже, когда вернешься домой, я буду звонить каждый день. Я так рада, так рада. Соня, еще надо столько купить. Ману, почему ты молчишь? Ты не рад?
Ману почти ничего не понял из того, что сказала Мия, но ощущение, что их безмятежному счастью пришел конец, не покидало его с того рокового звонка.
- Ми, надо поговорить, тет-а-тет, прошу.
Мия не на шутку встревожилась, Ману был явно расстроен, поэтому она без лишних вопросов повела его в свою комнату. Они вошли и тихо сели на кровать. Ману стал рассказывать, он говорил очень долго, что-то вспоминал, но не мог понять, почему мама ничего ему не сказала. Мия подбадривала его, как могла, и сказала, что поедет с ним. Ману был так поглощен своим горем, что принял ее предложение без раздумий. После долгого разговора Ману уснул, а Мия пошла вниз, и все объяснила своей семье. Затем, она опустошенная вернулась в свою комнату, легла на кровать рядом с Ману и не могла долго уснуть, думая о превратностях судьбы. Еще несколько часов назад она была так счастлива.
Ману проснулся по среди ночи, его мучили кошмары, Мии не было, хотя он и спал в ее комнате. Ему ужасно хотелось пить, поэтому он спустился на кухню. Подходя, он услышал тихий плач, плакала Мия , а вокруг лежала куча изрезанных фото с различных показов. Только сейчас Ману понял, что разбил золотую мечту своей девочки и даже не задумался над этим. Следующий час прошел в сборах, он заказал один билет, зашел в свою комнату в доме Колуччи, здесь были кое-какие вещи. Написал пару строк и оставил их на кровати Мии. И тихо вышел. Когда самолет взлетел, он уже понял, что совершает самую большую глупость в своей жизни. И в эту минуту он вспомнил Пабло, он так же, как трус сбежал от любимой девушки. История повторялась, но Ману верил, что делает лучше для Мии, она не простит ему загубленную карьеру. И когда его мама поправится, а в это он был уверен, это всегда будет стоять между ними. Он скоро вернется и все объяснит.
*********************************************************************************
Мия проснулась со страшной головной болью, еще бы всю ночь реветь. Она встала и тут заметила лежавший на полу лист бумаги. Видно, он был на кровати, а она не включала свет, когда пришла и стряхнула его. Ману вчера, слава Богу, ушел к себе, Мия хотела побыть одна. Она взяла листочек из своего любимого блокнота и прочла:
« Я справлюсь сам, спасибо за помощь всей вашей семье. Мама поправится, и я скоро вернусь. Мы еще успеем погулять по Парижу. Люблю, Ману»
Сначала Мия почувствовала просто бессильное бешенство, которое сменилось яростью. Она ради него готова была от всего отказаться, а он даже не принял ее помощи. Она хотела его убить. Он сбежал! Ну, и пусть катится тогда к черту.
В таком «жизнеутверждающем» настроение она и пошла вниз. Не успела она спуститься и с третьей ступеньки, как увидела Мари, сидевшую в холле на диванчике. Мия остановилась, потому что увидела уже привычную сцену. Марисса огляделась и засунула руку в щель в диване, оттуда она вытащила свернутый лист, но так могло показаться только на первый взгляд. Уже давно все в доме знали, что это тайник Мариссы, здесь хранилась измятая и промокшая от слез фотография Пабло. Мари искренне верила, что все забыли об ее душевных страданиях, поэтому уже не сильно таилась, на самом же деле домашние не хотели смущать всегда такую сильную Мари и просто молчали. Мия вдруг очень сильно испугалась, где-то в глубине души она всегда боялась, что Ману сбежит, как когда-то Пабло, поэтому все эти месяцы пыталась не повторять ошибок сестры. И тут она поняла, в чем была главная ошибка: Мари сдалась, она не искала встреч с Пабло, она предпочла тихо страдать. Нет, Мия не такая. Она побежала наверх и набрала заветный номер, но ответом ей были гудки. Она звонила целый день и вот, наконец, долгожданный ответ:
-Мия, я сейчас не могу говорить, перезвоню потом.
Опять потом, но Мия не стала злиться. Она спокойно спустилась вниз и объяснила ситуацию родным. Ману так и не позвонил, Мия снова набрала номер, и он снова обещал перезвонить. И так продолжалось изо дня в день где-то неделю. Все это время Мия находилась в прострации, была где-то вне реальности, еще было ужасно больно. Слез больше не осталось, все слова почему-то забылись, она слонялась тенью то по дому, то по колледжу. А потом был выпускной, а он все не звонил. Она тоже перестала, не было смысла. Однажды утром в комнату влетела Соня и приказала быть готовой через 20 минут. Мия ничего не стала спрашивать, у нее не было на это сил. Она оделась, Соня сгребла ее в охапку и отвезла в агентство. Там ее переодели и заставили бестолково улыбаться. Все шло, как будто, без ее участия, как в плохом кино. Она помнит, как Соня дала ей что- то подписать, Мия не спорила, ей было все равно. Только вечером она все осознала. Она согласилась ехать в Европу, дала письменное обязательство, дороги назад нет. Сбывалась ее мечта, но радости не было, только боль утраты половинки души, ее лучшей части.
Дальше все пошло как по накатанной – Париж, Рим, Милан……. В Париже она снова попыталась позвонить по знакомому телефону, ответом ей были гудки. Она вынула симку и выкинула ее, теперь у нее был европейский номер. Жизнь пошла своим чередом: карьера, съемки, презентации, показы. В ее жизни больше не было любви. А зачем она вообще нужна, она делает тебя слабым. В жизни Мии не было места для слабости, она стала железной бабочкой, сердцеедкой, звездой Америки и Европы. По крайней мере, так писали все глянцевые журналы.
*********************************************************************************
В тот день, когда Мия звонила из Парижа, Ману немного не успел, он взял трубку, но были уже гудки. Он пытался перезвонить, но телефон был заблокирован. Он хотел позвонить домой, но не успел, мама очнулась. Операция прошла нормально, но она долго была без сознания, и ей нужен был постоянный уход. Так, Ману носился, как белка в колесе: уход за мамой, забота о сестренке, попытки закончить колледж. Сначала, и, правда, не было времени связаться с Мией, он пару раз звонил Франко, но Мие все как-то не получалось. Потом ему было как-то страшно, так прошло почти полгода, и он, наконец, решился. Трубку взял Франко.
- Здравствуй Франко, это Ману.
- Не уж-то ты о нас вспомнил, мальчик.
- Я знаю, вы на меня сердитесь, но я не мог, просто не было времени, все так завертелось.
- Ладно, это твое дело, как там мама?
- Сейчас уже на много лучше, почти поправилась. А где Мия?
- Как, ты разве не знаешь? Ты и с ней не говорил эти полгода? Она, в Европе, по-моему, в Берлине. Она же теперь у нас знаменитость. Ты, что же ничего не знаешь?
- Париж….- прошептал Ману.
- Что ты сказал? Ах, Париж был первым городом, где он побывала….
Все завертелось в голове у Ману: он вспомнил последнюю их встречу, свое письмо, ее взволнованный голос по телефону. Его девочка уехала, она больше ему не принадлежит, теперь у ее ног вся Европа. Франко продолжал что-то рассказывать, но Ману его не слушал, он пытался понять, как он мог сам все разрушить. Почему не звонил так долго, почему отказался от ее помощи. Что было с ним тогда? Помутнение рассудка, или это глупая гордость сыграла с ним злую шутку. Она больше не его, их история закончилась без него, все в прошлом. Он не сказал Франко больше ни слова, просто положил трубку и зачеркнул ее номер в записной книжке, хотя из памяти его было не убрать.
Он больше не раздумывал, Ману принял предложение главврача о стипендии в одном из лучших медицинских институтов в Мексике, началась новая жизнь. Его больше не интересовала экономика, теперь он учился на онколога. Решение проблемы рака теперь стало его главной целью в жизни.
Глава 2
Прошло десять лет…
Жизнь этой четверки текла размеренно и в разных направлениях.

Марицца
Марисса сделала неплохую карьеру в журналистике, начинала она со светских хроник, но очень скоро ей это наскучило. В ее семье было слишком много знаменитостей, которые могли найти выход на любую звезду, будь она даже на небе. А Марисса Андраде, а теперь де Сильва, никогда не искала легких путей. Так она занялась социальными проблемами родной страны, а затем стала освещать и заграничные новости. Теперь она стала серьезным корреспондентом одного из самых престижных изданий Аргентины.
Марисса стала де Сильва, выйдя замуж на третьем курсе института за своего лучшего друга Андреса. Мари больше никогда не влюблялась, у нее не было на это времени. Но Андреса она очень ценила, особенно после того, как он сделал ей самый ценный подарок в ее жизни – сынишку, которого она назвала Сантьяго, в честь своего бывшего учителя. Она больше не влюблялась, но искренне любила своего мальчика, ему недавно исполнилось 4 года. Андрес всегда понимал, что любовь в их семье его прерогатива, но после рождения сына, Мари, как будто
вообще забыла о его существовании. Их отношения ухудшались с каждым днем, брак трещал по швам.
После очередного скандала Мари заперлась в спальне у сына, который мирно спал, и тихо лила слезы о несбывшемся…
Когда в дверь постучала горничная Анна и сказала, что ей пришло письмо, на минуту она подумала, что Мия вспомнила что такое ручка, сидя в Японии, но, решив, что скорей она, Мари, это забудет, отложила его до завтра.
Пабло
Карьера ди-джея у Пабло Бустаманте быстро пошла в гору, ему не пришлось оббивать 1000 порогов и жить впроголодь. Его учили лучшие ди-джеи, он начал в клубе среднего звена, поэтому его скоро заметили нужные люди, и все пошло, как по нотам. Сначала Франция, потом Европа, а затем и весь мир.
На его первом диске была не только классная музыка, но и лучшая модель – Мия Колуччи. Тогда в Париже они встретились, и были очень рады друг друга видеть. Они понимали, что не смогут остаться друзьями, если заговорят о бывших возлюбленных, а поддержка в тот момент обоим была жизненно необходима. Поэтому, стоя у Эйфелевой башни, они поклялись никогда не говорить друг с другом о Мари и Ману, и клятву свою держали по сей день. Мари сначала обижалась на Мию, но вскоре сделала вид, что ей плевать. Мия и Софи, на тот момент девушка Пабло, а сейчас хороший друг, очень ему помогали, и он добился всего, что хотел. К 22 годам ди-джей ERRE, а именно под этим именем Пабло знал весь мир, стал не только мировой знаменитостью, но и крупным продюсером, а в 26 он открыл свою звукозаписывающую компанию, которая гремела на всю Европу. С Софией они разошлись очень спокойно, просто однажды она сказала, что устала и выросла из их отношений, что надо двигаться дальше, а Пабло не стал спорить. Они остались хорошими друзьями, а в последние годы лучшим другом Пабло был ее муж.
Пабло взял со столика модный музыкальный журнал, и вновь на первой полосе прочитал о своей свадьбе. Он уже устал от этого. Сегодня, вчера, неделю до и после, все трубили о его желании жениться на Анжелике Сей. Она была его лучшим проектом: изумительный голос, смазливая мордашка, длинные ноги, даже звездной болезни не наблюдалось. Все было при ней, и Пабло решил: почему бы и нет. Им неплохо вместе, лучше было только с одним человеком, но она осталась где-то там за океаном, в другой жизни. Так же как и отец, она предана забвению. Последнее время мысли о Мари все чаще лезли ему в голову. Глубокую задумчивость прервала секретарша, она принесла почту, на самом верху лежал красивый конверт с аргентинским штампом.
Мануэль
Самолет набирал высоту. Ману сидел в кресле и думал: « Зачем я только согласился лететь на другой конец света?» Опять карьера! Оказалось, что он врач от Бога, как говорили многие его коллеги. Он же, вспомнив эту фразу, только улыбнулся. Кто бы мог подумать каких-нибудь 10 лет назад, что он будет лечить рак. Но это было его призванием, смешно сказать, он даже женат был на своей ассистентке, просто не было времени искать кого-то другого. В один прекрасный момент, заметив очередной пылкий взгляд девушки, мексиканец просто решил, что так будет удобно. Но брак абсолютно не клеился, и все еще более усложнилось, когда 3 года назад Рите сказали, что она бесплодна. Как негрустно это звучит, но где-то в душе Ману испытал облегчение, иметь ребенка от нелюбимой женщины, ему показалось тяжким грузом.
И сейчас он убегал от нее на край света. Врать, что тебя как самого молодого специалиста постоянно отправляют набираться международного опыта, Мануэль больше не мог. Да и выглядело это довольно глупо, Салма же его ассистент. Он снова удрал от серьезного разговора. Они женаты четыре года, а последние два – это его хобби. Ману отвлекся от грустных мыслей и вспомнил, что, уходя, прихватил конверт из личной почты, даже не взглянув на адрес. Он стал копошиться в портфеле, конверт упал, когда Ману нагнулся его поднять и разглядел логотип, которым был заклеен конверт, то так и обмер.
Миа
Опять вокруг куча шмоток, какие-то чужие люди снуют вокруг. Мия Колуччи последнее время ненавидела свою голубую мечту. Известность не спасала ее от одиночества. Однажды, будучи еще глупой девчонкой, Мия решила остаться одной и долго верила, что для нее так будет лучше. Но время шло, стереотипы ломались, быть звездой оказалось не так уж и весело, как она представляла. Около двух лет она и правда не вступала ни с кем в серьезные отношения, так легкий флирт. Но за это время она успела стать не только супер-моделью, но и начать театральную карьеру. Внимание к ее персоне все росло, жизнь обрастала все большим количеством сплетен, и только единицы являлись безобидными. Где-то чуть больше четырех лет назад она устала бороться с ними и своим одиночеством. Она пошла на поводу. Ее называли холодной стервой и сердцеедкой, и она стала менять мужчин направо и налево, писали, что она наркоманка, и действительно ее дозы снотворного стали порой зашкаливать, и кроме всего прочего, она стала увлекаться алкоголем. После смерти Питера, которого она просто обожала, ее действительно сорвало с катушек, никто не мог с ней справится. Мия знала, что катится в пропасть, но там было так тихо, что она стремилась туда все больше и больше. А родные были настолько поглощены своими проблемами и так редко ее видели, что ничем не могли помочь.
Письмо от Гидо ей переслал отец в Токио, где она снималась для очередного рекламного ролика и давала неизвестно какое по счету представление. Увидев печать родного колледжа, она так и не смогла открыть письмо. Вместо этого Мия осушила весь мини-бар в номере, пытаясь вытравить из памяти лишь одно лицо из этого чертова учебного заведения.

Добавлено (2010-05-29, 16:59)
---------------------------------------------
Глава 3
Самолет приземлился в новомодном японском аэропорту. Здесь все было так, словно в фантастических фильмах в конце 20 века. Ману, почему-то, вспоминались «Звездные войны» каждый раз, когда он сюда прилетал. Последнее время его поездки в Токио участились. Он всем говорил, что японцы совершили множество небывалых прорывов по пути лечения рака, и что их опыт просто необходим для известной мексиканской клиники. И это было почти, правда. Только он и его жена понимали, что истинная причина лежит гораздо глубже. Ману просто больше не мог находиться с ней под одной крышей. Нет, она не устраивала скандалов, была верной, даже, можно сказать, идеальной. Но это больше всего и бесило Ману, такая тишь да гладь в отношениях, казалась ему, нереальной и бессмысленной.
Дорога до любимого отеля заняла чуть больше, чем обычно, но Мануэль, полностью поглощенный своими мыслями, этого не заметил. Только, подъехав, он понял что-то не так. Огромный холл отеля был забит журналистами так, что он ели пробился к reception.
-Что происходит?- удивленно начал разговор Ману.
-Как вы разве ничего не знаете!- воскликнула взволнованная девушка, выглядывая из-за компьютера.
-Нас посетила мировая знаменитость, всего два концерта….
Но она не успела договорить.
-Я не интересуюсь шоу-бизнесом. Мое имя – Мануэль Агирре, я заказывал номер вчера.
-Да, да, конечно. Ваш номер 905, портье проводит.
-Спасибо не надо, я здесь не первый раз.
Ману прошел к лифту и стал подниматься. В номере он начал было распаковывать вещи, но желание пройти в душ победило. Когда он вышел, то не узнал этот отель. Мануэль любил 9-ый этаж по одной простой причине – здесь всегда было тихо. Выше находились президентские апартаменты, в которых селили только самых важных гостей, поэтому номер либо пустовал, либо люди, жившие в нем, вели себя очень тихо, возможно боясь привлечь излишнее внимание к своей персоне. Но то, что он слышал сейчас, не лезло ни в какие ворота: битье посуды, крики, переходящие в рыдание, безумный стук во входную дверь. Так мог вести себя только психически нездоровый человек, поэтому Ману, от части из-за клятвы Гиппократа, а может из чистого любопытства, надел чистую одежду и с мокрыми волосами направился к лифту. Поднявшись на 10-ый этаж, он был немного обескуражен, так как не увидел у лифта никакой охраны, все амбалы столпились у двери в номер и пытались уговорить истеричную девушку открыть дверь. Девушка, явно, была на грани нервного срыва. Сначала за дверью слышались бешеные крики, но затем она заговорила ровным и спокойным голосом, прося всех уйти и оставить ее в покое. Когда Мануэль услышал этот в голос, внутри все перевернулось, причем раз этак 100. Он не мог поверить, это казалось просто невероятным. На ватных ногах он подошел к двери и предложил свою помощь, врачебную, разумеется. Испуганная ассистентка быстро согласилась и побежала вниз за вторым ключом. До этого никто просто не решался войти.
Дверь открыли, Ману осторожно зашел. В первой комнате валялась куча изрезанных дорогущих вещей, вперемежку с битым стеклом. Он пошел дальше, девушка стояла к нему боком и тихо всхлипывала, в руках у нее был клочок мятой бумаги, она что-то невнятно бормотала, но тут вдруг повернулась и уставилась на него полными слез глазами. Ману так и застыл по середине комнаты. По лицу хозяйки разрезанной одежды была размазана тушь, само личико было неправдоподобно худеньким, глаза блестели нездоровым блеском, но у парня больше не осталось сомнений, перед ним была она, девушка, которую он пытался забыть все эти долгие 10 лет.
Мия вздрогнула и побледнела еще больше, а затем наступило долгожданное забвенье, она упала в обморок и куда-то провалилась на всю ночь. И ей снова и снова снились любимые угольно-черные глаза и задорная улыбка одного мальчишки из Elite Way.

Добавлено (2010-05-29, 17:00)
---------------------------------------------
Утро. Она приподняла тяжелые веки, ощущения были отвратительными, поэтому она быстро снова закрыла глаза. Вспоминать, что она вчера опять вытворяла, не хотелось, да и воспоминания были довольно обрывочными. Голова дико гудела, хотелось пить, и сон куда-то ушел. Мие стало интересно, который сейчас час, не проспала ли она пресс-конференцию. Хотя нет, тут же решила она, Рита давно бы уже ее разбудила. Она решила еще немного подремать, захотелось повернуться на другой бок, но это почему-то не удавалось, мешало что-то мягкое и теплое. Она нехотя открыла глаза и испытала самый большой шок в жизни. Рядом с ней спал Мануэль, при том не тот мальчик, которым она его запомнила, а взрослый мужчина. Но сомнений не было – это он, и она точно не спит, таким Мия его просто никогда не видела. Шок быстро прошел, сменившись приступом нежности и тоски, слезы покатились сами собой, переходя во всхлипывания.
Ману открыл глаза, и впервые за последние 10 лет, улыбка осветила его лицо ранним утром. Она лежала рядом и тихо плакала. Не произнося ни слова, он вытер ее слезы теплой ладонью. Она схватила его руку и прижала к губам. В ее глазах было столько боли и тоски, что Ману сам того не понимая начал целовать ее ресницы, Мия сильно прижалась к нему, боясь разрушить эту иллюзию. Ману покрывал поцелуями все ее лицо, затем стал целовать губы, руки. Они оба уже давно не были так счастливы. Ману сразу вспомнил колледж и испуганную девочку, которая боялась его прикосновений. Сейчас она была уже взрослой женщиной, безумно красивой и страстной. Невинные поцелуи перешли в большее, и они еще долго не могли оторваться друг от друга.
Остановится, они смогли только, когда услышали шальной стук в дверь и вопли ассистентки Мии.
Потом были быстрые сборы, пресс-конференция, восторги фанатов. Ману незаметно ушел к себе, стараясь не мешать, кроме того, у него тоже были дела. Когда вечером он вернулся в свою комнату и начал, наконец, разбирать вещи, то на дне сумки обнаружил фото жены. Она всегда тайком клала его туда. Ману вдруг помрачнел и задумался, но, что было странно, он думал не о своей жене, а о том, что у Мии кто-то может быть, возможно, даже муж. Все это время, а особенно после женитьбы, он старательно обходил стороной новомодные чтива, боясь малейшего напоминания о прошлой жизни. Эта мысль его потрясла, но он не мог поверить, что Мия могла любить другого, иначе она так страстно не ответила бы ему.
Он решил во всем убедиться сам, поэтому около 12 отправился в люкс. Она должна была освободиться к этому времени. Странно, но на 10-ом этаже было тихо, как никогда. И эта тишина показалась ему зловещей, номер был закрыт. Он решил позвонить вниз и попросить соединить с номером. Слова учтивой девушки были для него просто как гром среди ясного неба:
- Но номер пуст! Сеньорита Колуччи покинула нашу страну час назад. По причине нездоровья, она отменила завтрашнее представление.

Сообщение отредактировал 00_Туся_00 - Суббота, 29 Мая 2010, 17:01
 
Форум » Творчество » Фан-Фики » Четверо (Четвертый курс подошел к концу, как и история колледжа)
Страница 1 из 11
Поиск:
2005 - 2017 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, фотографии актеров сериала и много всего интересного.

  Рейтинг@Mail.ru     Индекс цитирования Хостинг от uCoz